Тел: 8 (499) 940-93-92 (многоканальный)
Email: info@exposter.ru
Постеры, картины репродукции в багете и иконы
  В корзине товаров: 0 шт.

Русский цветочный натюрморт

Русский цветочный натюрморт

Одна из специфических черт российского антикварного рынка — отсутствие узкой специализации. В любом крупном антикварном салоне, как в Греции, есть все: от западноевропейской салонной живописи до русской иконы, от мебели в стиле модерн до цветного стекла.

При всей привлекательности и удобстве такого устройства рынка существуют серьезные недостатки, один из которых — сложности, связанные с поиском конкретных вещей. В России нет галерей, обладающих хорошей коллекцией цветочных натюрмортов, зато во многих антикварных салонах можно увидеть одну-две подобные работы. Картины с изображением цветов относятся к числу хорошо продаваемых, хотя уступают в популярности пейзажу и марине.

Русские художники стали всерьез относиться к изображению цветов только на рубеже XIX–XX веков. Если мы проанализируем слово «натюрморт», выбранное для обозначения этого жанра, то увидим, что интересовало наших предков. «Натюрморт» в переводе с французского означает «мертвая природа». «Мертвую природу» и рисовали русские художники в XVIII веке. Наибольшей популярностью пользовались «обманки» — картинки, которые создавали иллюзию прикрепленного к стене листа бумаги, вбитого гвоздя и т.д. Одна из причин пренебрежения к натюрморту заключается в том, что профессиональная живопись появилась в России только в XVIII веке. К этому времени период расцвета жанра натюрморта уже прошел. Почтительное отношение к нему сохранилось в английском и голландском вариантах названия. Вместо слова «натюрморт» англичане используют словосочетание «still life» (спокойная жизнь), а голландцы — «Stilleven» (остановившаяся или замерзшая жизнь).

О большой популярности цветочного натюрморта в Голландии свидетельствует множество работ, сохранившихся с той поры, которые восхищают нас и сегодня. Картины старых мастеров хороши не только умелым построением композиции или удивительной способностью художников видеть и передавать на холсте самые незначительные детали. Каждое полотно содержит множество «оживляющих» подробностей — по кожице плодов ползают насекомые, листья растений проедены гусеницами, на гусениц охотятся лягушки, — но главное в другом: картины пропитаны особым духом, объединены некой идеей, которая и создает ощущение абсолютной гармонии.

В упрощенной форме это можно было бы назвать теорией теизма — сознанием того, что весь мир пронизан божественной энергией. Все отражается во всем: малое в большом, а большое в малом. Окружающие нас вещи, существа и растения сами по себе и в сочетании с другими могут рассказать о многом. В окружающих предметах голландцы видели отражение извечного противостояния добра и зла, уродства и красоты, любви и ненависти. Эразм Роттердамский писал: «Любая вещь имеет два лица… и лица эти отнюдь не схожи одно с другим. Снаружи как будто смерть, а посмотри внутрь — увидишь жизнь, и, наоборот, под жизнью скрывается смерть, под красотой — безобразие, под изобилием — жалкая бедность, под позором — слава, под ученостью — невежество, под мощью — убожество, под благородством — низость, под весельем — печаль, под преуспеванием — неудача, под дружбой — вражда, под пользой — вред». Все это было поводом для создания натюрмортов с цветами, которые, благодаря разработанной символике цветов, плодов и предметов, превращались в увлекательные повествования.

Эмблематические сборники, издававшиеся на протяжении всего XVII века, являлись хорошим пособием в расшифровке картин. Те, кто был знаком с подобной литературой, не испытывали больших проблем в толковании картин, поскольку знали, что изображение часов ассоциировалось с понятием времени, музыкальной трубы или горна — со славой, античной скульптуры — с искусством. Драгоценные серебряные сосуды олицетворяли богатство. Белая лилия говорила о непорочности. Белая роза свидетельствовала о платонической любви, а красная — о плотской. Тюльпаны были символом быстро уходящей красоты, разведение этих цветов считалось одним из самых суетных и тщетных занятий. Увядший цветок намекал на исчезновение чувства, а чертополох связывали с понятием зла. Очень часто на полотнах встречается виноградная кисть, которая одновременно напоминала об искупительной жертве Спасителя за грехи человечества и свидетельствовала о наступлении осени; порхающая бабочка символизировала бессмертие души. Заморские экзотические раковины, предмет коллекционирования, намекали на неразумную трату денег.

В XVIII веке в Европе утверждаются идеи Просвещения, и староголландское понимание жанра натюрморта теряет свою актуальность. На смену сложным символико-аллегорическим повествованиям пришли эмблематические трактовки изображений цветов.

Работы выпускников класса «цветов и плодов» Петербургской Академии художеств середины XVIII века являются хорошей иллюстрацией происходивших перемен. Известны изображения цветов и фруктов, выполненные Алексеем Бельским и Иваном Фирсовым. Большой популярностью пользовались десюдепорты (монументально-декоративные панно над дверью). Эти произведения рассматривались как эмблемы, например, «великий букет, или связка цветов» обозначал «Токмо отечество мое мне нравится». Изображение разнообразных цветов — от бутонов до пышно распустившихся — показывало течение человеческой жизни, а символика цвета намекала на различные характеры и темпераменты людей. Однако в 1795 году класс «цветов и плодов» прекратил свое существование, в стенах Академии не осталось места для цветочных натюрмортов.

Тем не менее, коллекционеры живописи продолжали покупать картины старых «голландцев». Значительное количество этих работ хранилось и в эрмитажном собрании, которое часто посещали ученики Академии художеств. В их обязанности входило копирование произведений знаменитых мастеров прошлого, в том числе голландских. С 1830-х годов ученики и выпускники Академии начинают самостоятельно создавать полотна в стиле «старых мастеров». Первым и самым известным из этих художников был И. Хруцкий — академик живописи цветов и фруктов. Его натюрморты имели у петербургской публики большой успех. Чтобы удовлетворить запросы столичных любителей живописи, Хруцкий вынужден был писать копии со своих же работ, иногда внося «новые» детали: подсвечник с горящей свечой, тлеющую сигару, спички в бумажной обертке, обрывок расходного счета с лежащей на нем мелочью. Однако сам художник довольно низко ценил эту работу. Через некоторое время он перестал писать эффектные натюрморты, перейдя к религиозной живописи и портретам.

Пример Хруцкого показателен для России XIX века. Цветочные натюрморты «под голландцев» создавали многие художники, особенно в годы ученичества. Но никто из них не относился к этому жанру живописи всерьез. С одной стороны, это был один из этапов становления мастерства художника, подобно тому, как на более ранней стадии все обучались рисованию голов античных статуй, с другой — способ «легко» заработать.

В этом отношении показательна работа Федорова 2-го из антикварного салона «Русская усадьба». О символическом подтексте здесь не может идти и речи. Все усилия художника направлены исключительно на решение живописно-художественных задач. Предметы, составившие натюрморт — виноград, тыква, букет цветов, ананас, недоеденный персик, античная ваза и бюст Наполеона — свидетельствуют о желании сочетать модные, экзотические и живописные вещи, дабы поразить зрителя изобилием и игрой красок. Это эффектная картина, но не более.

«Натюрморт» В.Д. Сверчкова проще и отличается более правильной композицией, хотя этот художник приобрел известность благодаря изготовлению живописных витражей, а не созданию натюрмортов.

В начале XX века, когда натюрморт вошел в число самых популярных жанров живописи, сохранились художники, которые продолжали писать изображения цветов, придерживаясь традиций живописного языка «старых голландских мастеров». Один из них — А.А. Харламов — известный русский портретист, с 1869 года проживавший во Франции. Его «Цветы» из антикварного салона «Александр-Арт» — образец совершенного владения техникой мастеров прошлого, при абсолютном отсутствии каких-либо подтекстов, пример салонной эстетской живописи. Еще один подобный вариант — «Натюрморт с цветами» эстонского живописца А.А Гирва. Этот ученик Клевера расположил фужер, вазу для фруктов, кувшин, горшок, цветы и фрукты в соответствии с голландскими традициями построения композиции. Использованные в натюрморте предметы были созданы в начале XX века. Сочетание старых живописных приемов и современных предметов привело не столько к смешению стилей, сколько придало произведению аромат вневременности, что и было одной из задач живописцев, подражавших «старым мастерам». Они никогда не стремились сотворить нечто новое или воссоздать реальность. Куда больше их увлекали стилизации в духе живописи мастеров прежних времен (в данном случае голландских).

В русской живописи XIX века красивые цветы и растения часто использовали в качестве изящного дополнения. Цветы — обязательный атрибут аллегории весны, белые лилии — символ чистоты и непорочности. Цветами украшали шляпку или платье дамы, они могли оказаться в руках у юной красавицы. В целом же отношение к цветам, как оживляющему полотно живописному пятну, было типичным для русских художников, долгое время проживших в Италии. Они писали пейзажи с изображением цветущих растений или украшали унылые покои вазой с красивыми цветами, как на картине С. Бакаловича «Помпеянка». После окончания Академии художеств Бакалович уехал в Италию, где и остался навсегда. Его любимая тема — вариации на античные мотивы, выдержанные в соответствии с современными вкусами. Яркий букет цветов на сером фоне был типичным приемов для салонной живописи второй половины XIX века. Большие и малые букеты кочуют с картины на картину, в одних случаях они тщательно прописаны, в других — едва намечены быстрыми штрихами.

Во второй половине XVIII века возник повсеместный научный интерес к изучению, классификации флоры и фауны. Во многих странах Европы начали издавать атласы с раскрашенными гравюрами местных цветов, плодов и растений. Вскоре сложилась школа художников, специализировавшихся на совершенном (фотографическом) изображении растений. Большое развитие это направление получило среди германских народов. Там до сих пор проявляют большой интерес к изучению цветов и растений на примерах европейской живописи. В частности, в берлинской картинной галерее проводится специальная экскурсия по цветочным натюрмортам, популярностью пользуется серия книг, посвященная изображению разных видов цветов в искусстве. Увлечение созданием точных изображений не обошло и Россию. Лучшие работы в этом стиле были созданы Федором Толстым. Его акварели с цветами, ягодами, бабочками и птицами сочетают научную достоверность с поэтической любовью к красоте природы. Они — свидетельство большого художественного таланта художника. К сожалению, работы Толстого на антикварном рынке встречаются редко и стоят недешево.

Атласы с изображением растений и цветов Европы заинтересовали и художников по фарфору. Новаторами в этой области стали мастера Мейсенской мануфактуры. Нововведение пришлось по вкусу. До сих пор на Мейсене выпускают предметы с изображением «цветов Саксонии», которые впервые появились на мейсенской посуде в середине XVIII века. В конце XVIII века в Копенгагене был создан знаменитый сервиз «Флора Даника», насчитывавший более 1500 предметов. Он расписан изображениями дикорастущих цветов Дании, за основу взяты иллюстрации из труда о ботанике «Флора Даника». В России подобных опытов не было: художники копировали изображения цветов не с гравюр, а непосредственно с мейсенской посуды. Уже в Екатерининское время мейсенские букеты стали основным мотивом посудной росписи. Цветы «прижились», но русские художники отказались от точной передачи анатомического строения растений. Они отдали предпочтение красочной стилизации, созданию ярких, сочных, фантастических букетов. К началу XX века красочно-цветочная феерия стала столь привычной, что сами фарфоровые предметы стали частью цветочных натюрмортов Кустодиева, Головина, Судейкина, Петровичева, Клевера (сына). Для художников, занимавшихся росписью фарфора, стало обычным делом пробовать свои силы в создании натюрмортов, как это видно на примере работ Щекотихиной-Потоцкой.

На рубеже XIX–XX веков новое понимание цветочного натюрморта предложили Левитан, Грабарь, Коровин, Жуковский. В своих работах они мастерски объединяли особенности пейзажного жанра с натюрмортом, располагая цветы на подоконнике, террасе, столе, стоящем среди сада или парка. Человеческий быт и природа сливались в гармоническое единство. «Цветок» В.Э. Борисова-Мусатова из «Русского модерна» не выделяется из окружающей среды, это всего лишь часть огромного сада...

Художники оценили достоинства и возможности натюрморта как самостоятельного жанра. Эволюцию можно проследить по картинам Коровина, который сначала изображал пышные букеты цветов на фоне ночного Парижа или моря в Гурзуфе, но потом отказался от построения сложных композиций, сосредоточив внимание на красоте самого букета. Великолепным примером в данном случае может служить картина «Натюрморт. Охотино» из антикварного салона «Александр-Арт».

Нельзя не отметить, что интерес к натюрморту на рубеже XIX и XX веков был связан с популярностью картин французских импрессионистов и постимпрессионистов — Мане, Сезанна, Ван Гога, Гогена. В России было много их последователей. Один из них — Николай Тархов. Он принадлежал к когорте пионеров русского импрессионизма, участвовал в дягилевской выставке русского искусства в Париже 1906 года. С той поры Тархов жил и работал в Париже. Его работы высоко ценили Бенуа, Малевич и Маковский. После революции наступил период забвения, и только несколько лет назад в России возродился интерес к его работам. Влияние Сезанна, Ван Гога ощущается в картине Николая Тархова «Натюрморт. Цветы, овощи, фрукты».

Самые последовательные русские сезаннисты — художники объединения «Бубновый валет»: Кончаловский, Машков, Лентулов, Фальк, Гончарова, Осмеркин. Они исповедовали здоровый материализм, влюбленность в яркую плоть вещей, грубоватую, почти лубочную выразительность. В их творчестве натюрморт занимал значительное место. Они смогли воссоздать самую плоть вещей, сделали физически ощутимым то, что импрессионисты только видели. Художники сумели зафиксировать материальную крепость вещи, уменьшить дистанцию между предметом и зрителем. Они динамически сместили и уравновесили живописные массы, в угоду художественной целостности деформировали, но не разрушили сами вещи. К сожалению, на антикварном рынке ранние работы этих художников встречаются нечасто. Зато цветочные натюрморты 30–50-х годов — не редкость, более того, они составляют основную часть современного рынка качественного русского натюрморта.

30-е–50-е годы XX века характеризуются большим интересом к цветочному натюрморту не только со стороны русских сезаннистов, но и лидеров авангарда и беспредметной живописи. Классические натюрморты создает Удальцова, пишет красочные натюрморты на фоне пейзажей отец русского футуризма Давид Бурлюк.

Вплоть до 60-х годов натюрморт был «отдушиной» для художников, которые не служили новой идеологии. Они всецело отдались творчеству в своих маленьких мастерских, не имея возможности ни идеологически влиять на современное искусство, ни показывать свои работы на выставках. Натюрморт стал способом выражения лирических переживаний этих людей. Он — летопись мирной жизни изгоев советского художественного мира.

И все же последнее слово в развитии натюрморта как жанра принадлежит не им. В 20-е–30-е годы в натюрморт начинает приобретать формы абстрактной живописи. Цветочные композиции образуют единую узорчатую поверхность с фоном: стол, цветы, рисунки, предметы превращаются в декоративный орнамент, подобный узорам на персидском ковре. Натюрморты Минчина, Ланского, Исаева созданы на грани между предметной и беспредметной живописью.

В заключение хочется отметить, что сегодня ситуация для собирания русского натюрморта очень благоприятна. Конечно, трудно найти хорошие натюрморты русских художников XVIII и XIX веков. Редко встречаются и дорого стоят картины художников первого порядка, написанные до 1917 года. Но не расстраивайтесь: вы можете встретить поздние картины этих же мастеров, и стоят они почти в два раза дешевле ранних работ, а в антикварных салонах появились качественные натюрморты русских эмигрантов и художников второго ряда.

 
Виктор Музыка

© 2006-2014 www.ExPoster.ru - Картины репродукции: акварели, портрет, рисунки, декор и прочее современное искусство. натюрморт. При использовании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна!